понедельник, 21 января 2013 г.

"Минское направление" Расула Гамзатова


МИНСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ
Полузабытые слова
Вдруг пробудились в мирном
     поезде,
В ночном вагоне «Минск —
                               Москва» —
Тревожный отзвук давней
           повести,
Той, где в эфире Левитан
И говорится в сообщении,
Что снова город нами сдан
В боях на минском
            направлении.
Я нынче выезжал туда
К друзьям — дороги
         нет желаннее.
Там возродились города,
Остались прежние названия.
К местам печалей и потерь
Я приходил на поклонение.
И помыслы мои теперь
Всегда на минском
                направлении.
Я помню — диктор
             Левитан
Ликует: наша мощь удвоена,
В пути с полками партизан
Соединились наши воины.



Все, что оставить нам
         пришлось,
Мы возвращаем
        в наступлении.
Оно победно разрослось
В боях на минском
              направлении.
Я в Минске — свой
          среди своих.
Там кровно все меня
            касается —
Стихи товарищей моих
И мимолетный взгляд
            красавицы.
Не спится в поезде,
          в тиши...
Теперь не город,
       не селение,
Я оставляю часть души
В лесах на минском
            направлении.
Душа моя, ты — партизан,
Мои раздумья — это воины.
Я все сплотил в единый
       стан
И с этой силою удвоенной,
Навек влюбленный
     в Беларусь,
По первому ее велению
Молниеносно окажусь
Опять на минском
     направлении.
И поезд – он коню
      под стать –
Помчит Расула на свидание.
Коня не надо подгонять,
Он сам придет
без опоздания.
Я строки новые сложу
И, коль позволит
      вдохновение,
Красавицу заворожу
В стихах на минском
        направлении.
 
Баллада о выпускниках
Та ночь, полна июньской
     прелести,
Для них не пожалела света.
Грядущим аттестатом
зрелости
Их озаряло это лето.
С утра — экзамен по истории.
Им так хотелось отличиться!
Бессоннице счастливой вторили
Века, события и лица.
Какие им отметки выставит
Учитель завтра, напоследок?
Над Беларусью колосистою
Витали вздохи однолеток.
Но вдруг рвануло за околицей,
И в брызгах стекол, в туче
     щебня
Волной воздушной
      с подоконника
Смело тетрадку и учебник.
Над предрассветными
   просторами
Бомбардировщики маячат.
И значит, новый курс истории Десятиклассниками начат
...Бойцы на рубежах
   не дрогнули,
Стояли насмерть в том
сраженье.
Но по земле лавиной огненной
Катилось подлое вторженье.
Броня, хлеба сминая, лязгала,
II «мессеры» людей косили.
II отражалось пламя адское
В глазах, в слезах, в озерной
                         сини,
Сошлись ребята в школьном
                                     здании,
Учитель горестно сказал им,
Что изменилось расписание,
Что предстоит иной
экзамен.
Фашисты рядом, прорвались
     они...
Остался в зоне раскаленной
Один вопрос, бедою
     вписанный
В билет экзаменационный.
 — Как быть? Добыть
                      оружье надо бы,
Найдя приют в бору сосновом.
Родная чаща станет надолго
И школой нам и отчим кровом.
Как быть? Сегодня степень
                  зрелости
Испытывается войною.
Ну, у кого хватает
   смелости? —
Спросил учитель. — Кто
                      со мною? –
И все ребята до единого,
За подвиг общий голосуя,
С наставником в чащобу
               двинулись,
В аудиторию лесную
Шагнули мальчики и девочки
В необоримое пространство,
Вдруг повзрослев и сразу
    сделавшись
подразделеньем партизанским.
Распахнута глава истории:
Сопротивленье и возмездье.
Ее, чего бы нам ни стоило,
Пройдем со всей страною
            вместе.
Отныне школьные задания —
Засады, действия в разведке.
...Шли выпускные испытания,
Историк выставлял отметки.
Врагов не раз, не два
     тревожили
Друзья из выпускного класса.
В округе непокорной
       множились
Ряды крестов и ржавых
      касок.
Ученики мужали в пламени,
Крещенные огнем и сталью,
Не все домой пришли
             с экзамена,
Но все экзамен этот сдали.
Алеют звезды над могилами,
И рдеет пуща на закате,
Как строчка, красными
              чернилами
Проставленная в аттестате.
Ровесники, десятиклассники
Сражались, торопя победу.
Недавно эту быль прекрасную
Мне белорусский брат
        поведал.
В родном районе партизанили
Учитель и его питомцы,
Да так, что будут их дерзания
Светить и нашему потомству.
...О, Беларусь! Порой
       рассветною
Всегда слышны в моем ауле
Твои колокола бессмертные.
Какая скорбь в их тихом гуле!
Я снова в окруженье
       дружеском
Минчан и витебчан былинных.
Высокогорный воздух
           мужества
Вдыхаю на твоих равнинах.

Курганы славы
Я видел, Беларусь, твои
               дубравы,
Стоял над Сожем
  и Березиной,
И, где бы ни был я, всегда
         со мной
Воспоминанья о Курганах
           Славы.
В Египте, от дневной жары
           укрыт
В тени сооружений
    первозданных,
Я молча думал о твоих
    курганах —
Они величественней
        пирамид.
А Гималаи? Я летел
    над ними,
Хребет мерцал средь сизой
        полутьмы,
Но это были малые холмы
В сравнении с курганами
       твоими.
Альпийские высоты
          неспроста
Пленяют всех, красивы,
           снежноглавы.
Но я стремлюсь к твоим
               Курганам Славы,
Мне по сердцу такая
      красота.
Как и везде, на тех
     вершинах чести
Земной огонь для вечности
              зажжен.
И потому не угасает он,
Бессмертный, как небесные
            созвездья.
Аварец, сын скалистой
          крутизны,
Рожденный здесь, горам
          я знаю цену.
Но с наших перевалов
      неизменно
Курганы белорусские
       видны.

Из книги:
Гамзатов Р. Г. Стихотворение: т. 1. – М.: Известия, 1977. – С. 459 - 462

Комментариев нет:

Отправить комментарий